Меркель и Олланд «выбирали между войной и бесчестием, а получили бесчестие и войну»
08.02.2015   //   18 Переглядів

Пока нет никаких официальных данных о результатах переговоров президентов Германии, Франции и России. Но у российской журналистки Юлии Латыниной есть ощущение, что эти результаты Украине не понравятся. Вот что она рассказала в свойе программе на радио «Эхо Москвы»:

Большое количество у меня вопросов – это, о чем договорились Оланд и Меркель в Москве. Я думаю, что самым лучшим ответом на этот вопрос является то, что мы не знаем, о чем они договорились. На мой взгляд, это явление совершенно потрясающее, потому что это одно уже доказывает, что Европа полностью капитулировала перед Путиным. Нам мой взгляд, это даже не Мюнхен 2015, это что-то другое, потому что, когда из Мюнхена вернулись вот эти западные товарищи, они сказали: «Я привез вам мир», они могли объяснить, что они договорились с Гитлером.

Это для меня совершенно потрясающая вещь, потому что вот есть некоторые планы, которые предлагает Москва, и хорошо понятно, что Москва ведет политику, характерную для разных авторитарных держав, то есть авторитарные державы очень часто договариваются под ковром, но для демократических лидеров это в принципе невозможно. Когда демократические лидеры собираются на саммиты, повестка саммитов известна заранее. О том, о чем договорились на саммите, – после этого выходят люди и рассказывают, о чем они договорились. Здесь не только с российской стороны нет официальных заявлений, какой был план Путина предложен, но и со стороны Германии, и со стороны Франции, заметьте, тоже нет официальных заявлений даже после конференции. Это что-то невиданное.

На самом деле, конечно, приблизительно понятно, что обсуждалось. И я напомню вам совершенно потрясающую утечку, которую напечатала Financial Times, когда оказывается, что еще в Брисбене Путин предложил Меркель урегулирование украинского вопроса по типу Чечни. В том смысле, чтобы Донбасс, как Чечня, был в составе Украины, то есть, чтобы Украина его финансировала, а он при этом подчинялся Москве или никому не подчинялся, и там гуляли, как хотели. На мой взгляд, совершенно прекрасная ситуация. Если это правда, то мы впервые знаем ответ на вопрос, как Путин на самом деле относится к Чечне и Рамзану Кадыров. Значит, он считает, что это какая-то черная дыра, это раковая опухоль злокачественная в теле России, которую, тем не менее, мы финансируем просто, чтобы она не росла. Внутри ее, что происходит – непонятно.

Собственно, замечательно с точки зрения Фрейда. Вот я впервые, наконец, поняла, услышав про этот чеченский вариант, почему в Грузии постарались создать «грузинский ХАМАС» в лице Южной Осетии и Абхазии, почему сейчас на территории Украины создается ХАМАС. Это вот такая фрейдовщина: у нас есть – пусть и у вас же будет – «пусть у соседа корова сдохнет».

Собственно, насколько я понимаю, речь идет все о тех же Минских соглашениях со стороны России; речь идет о том, чтобы, еще раз повторяю: Украина это финансировала. То есть она финансировала тех людей, которые на ее территории убивают ее граждан и, вообще, делают, что хотят, и говорят, что украинцы – это фашисты. Вот, чтобы фашисты финансировали тех, кто с ними борется. Плюс, чтобы эти люди не контролировались никем. Возможно, там будут какие-нибудь миротворцы, но если будут миротворцы, то значит, будут и российские миротворцы. А мы знаем, что такое российские миротворцы на примере Грузии очень хорошо. Российские миротворцы – это такие замечательные люди, которые в любой момент или сами нападут или объяснят, что на них напали. Российские миротворцы в отличие от миротворцев ООН, это гарантия того, что конфликт останется в очень неприятной ситуации.

Это требование прямых переговоров между Порошенко и лидерами ЛНР и ДНР, которое вытекает из российской позиции, что «знаете, мы тут ни при чем, мы тут не воюем, это эти замечательные люди – вы с ними договаривайтесь». И вдобавок все отягчено тем, что в отличие от минских соглашений это должно увеличиться на те полторы тысячи километров, которые сейчас де-факто после наступления российских войск контролирует ЛНР и ДНР. И признание всего этого, видимо, еще и означает, что Запад закроет глаза на то, что там действительно воюет российская техника, и воюют российские люди. Судя по всему, Европа готова это сделать, лишь бы не было войны.

Понимаете, они такие мирные, такие хорошие люди, что им так неприятно оттого, что там воюют, что они хотят любой ценой эту войну прекратить. А, поскольку, они не могут, видимо, прекратить эту войну, надавив на Путина, то они давят на ту сторону, которая является жертвой войны – они давят на Украину, они давят на Порошенко.

И, конечно, это нынешнее наступление… Совершенно правильно Станислав Белковский сказал: «Это за то, что Путина не пригласили в Освенцим». На самом деле не только за это. Это за то, как с ним обошлись в Брисбене. Это за то, что Порошенко, украинцы прекратили финансирование Донбасса и Луганска. Это за то, что Кремль не уважают. Вот и заставили уважать. Мы-то думали, что больше никогда никуда Путина не пригласят, а вот, пожалуйста: Меркель и Олланд едут к нему – что они едут? – конечно, не обсуждать совместные космические запуски; конечно, к нему не едут никакие бизнесмены к нашим российским бизнесменам, а вот едут уговаривать.

И, откровенно говоря, мне впервые стыдно не только за нашу страну – мне впервые очень стыдно за Европу, потому что те самые слова, которые были сказаны после Мюнхена, «они выбирали между войной и бесчестием, а получили бесчестие и войну» – полностью, на мой взгляд, применимы к данной ситуации; потому что, понятно, что Кремль любой компромисс воспринимает только как плацдарм для нового наступления.

Минские договоренности. После Минских договоренностей ни на секунду война не прекращалась. Значит, Кремль понимает, что это ему сойдет с рук, так или иначе; значит, Кремль понимает, что следующий раз можно будет снова проводить наступление и опять поднять руки и сказать: «Ну, это вот Захарченко…, это ДНР, ЛНР… Мы тут ни при чем. С ними, пожалуйста, договаривайтесь, и, вообще, там украинские фашисты, и США хотят навязать свою волю миру».

Кстати говоря, о США, которые хотят навязать свою волю миру – вот только что Путин говорил это, у нас звучало в новостях, что Россия никогда не согласится с таким порядком. Мы все-таки за последние 10 лет путинского правления, – ну там чуть больше, – получили 3 с половиной триллиона нефтедолларов и все их проели. За это же время Китай стал, если не первой сверхдержавой мира, то, во всяком случае, и не второй. Так я вам напоминаю, что совсем недавно китайское руководство заявило, что во внешней политике оно во всем согласно с американцами.

Вот, кто больший фактор в мире: России или Китай? Кто больший фактор в инновациях, в производстве? Вот как так получается, что китайское руководство… кстати, оно врет. Это понятно, что оно врет – оно будет вести свою политику. Но почему китайское руководство считает возможным делать такие заявление, а наше руководство считает, что мы самоутверждаемся за счет борьбы против бумажного тигра? Именно потому, что этот тигр – бумажный; именно потому, что Америка так же, как и Европа – до сих пор, что они обсуждают? Они обсуждают возможность поставок летального оружия Украине. Замечательно! Как удобно бороться против проклятых американцев в Украине, когда борешься на самом деле против достаточно нищей, достаточно неподготовленной украинской армией, при этом делаешь вид, что борешься с американцами, а эти самые американцы только обсуждают возможность поставок летального оружия.