Дележ цифры–3. Наш дорогой и единственный «Зеонбуд»
27.10.2011   //   49 Переглядів

В 2015-м году украинское телевидение перейдет на цифровое вещание. Но то, что для мира означает лишь смену технологии, для Украины стало поводом к переделу рынка. Плюс шансом обогащения для мифического «Зеонбуда», следы которого ведут в империю Ахметова, что бы там ни говорили по этому поводу.

В предыдущих публикациях мы писали о распиле телевизионных частот на макроуровне общенациональных вещателей (Дележ ТВ-эфира. «Смачно як в дитинстві») и  создании «сквозного» общенационального канала в мультиплексе для маленьких местных вещателей при помощи пяти состряпанных на скорую руку фирм, выигравших лицензии во всех регионах (Дележ цифры-2. «Лебединое озеро» на всех каналах).

Напоролись на то, за что боролись

 

В первом приближении все выглядит так, что Нацсовет очень постарался, дабы список победителей не вызывал раздражения у правящего режима: никакого оппозиционного ТВі ни в каком виде, по минимуму Коломойскому и Пинчуку, на региональном уровне – все только государственным компаниям и провластным политикам.

Но политика политикой, а деньги никто не отменял. В данном случае речь идет о средствах, необходимых частной фирме «Зеонбуд» для построения эфирной цифровой сети, которая и должна в итоге стать ее бизнесом.

Как известно, победители конкурса начинают платить «Зеонбуду» уже с момента получения лицензии. К примеру, за сентябрь общенациональные вещатели уже получили счета на 277 – 278 тысяч гривен (в зависимости от мультиплекса, а там цена зависела от количества введенных в эксплуатацию передатчиков). Это цена на услуги «Зеонбуда» с 50-процентной скидкой (тарифы на все города и этапы их повышения можно видеть здесь).

Это деньги вполне соизмеримые с распространением аналогового сигнала без учета скидок за недостроенную сеть. Но только в случае с «Зеонбудом», речь идет об оплате услуг, которых нет. Ни на 50 процентов, ни на 25, ни даже на полпроцента – их нет вообще. Потому как если в эфирном аналоге есть и зрители, и пипл-метры, то сейчас  в цифре – ни того, ни другого, а четверть миллиона ежемесячно – вынь да положь.

Понимая это, большие медиахолдинги когда-то предлагали государству цифровую инфраструктуру строить на условиях консорциума: мол, ок, мы будем платить, строить, а потом использовать, но вместе. С «оранжевой» властью такая дискуссия до поры до времени получалась, но сеть не строилась. «Голубая» власть дискуссию отменила как жанр: цифровая сеть стала  не государственной, а частной, но строится она при этом на деньги частных компаний-вещателей и госбюджета. Не зря же столько государственных областных ТРК получило цифровые лицензии, выстроив сплошную трубу для слива бюджетных денег в кошелек «Зеонбуда», плюс и прямые статьи бюджета на построение цифрового ТВ. А когда «Зеонбуд» отстроится, то каналы будут платить ему до тех пор, пока будет существовать эфирное вещание.

 

(Не)ахметовский «Зеонбуд»

 

Пахнет даже не беспроцентным кредитом, а обдираловкой. Поэтому на рынке возник логичный вопрос – кому сдаем на безбедность? Тем более что ответственности за компанию, в руках у которой окажется плюс-минус 50% вещания в стране (по данным GFK, именно столько украинских домохозяйств сегодня пользуется эфирным способом ТВ-приема), не взял ни один из медиаолигархов, либо политиков с претензиями на медиарынке. Нацсовет всерегулирующий лишь растерянно пожимает плечиками: мол, а что такого, вот так вот мы регулируем, кому что отдаем – сами не знаем.

Государственный реестр прямых ответов на вопрос «who are you, Mr Зеонбуд?» не дает, но удалось обнаружить следы, ведущие в СКМ Рината Ахметова.

ООО «Зеонбуд» было учреждено в 2008 году компанией «КПН», в свою очередь основанной виргинской компанией «Омни интернешнел венчерз лимитед». Этот оффшор недавно засветился в сделке при покупке группой Рината Ахметова киевского ЦУМа на Крещатике. Причем директором КПН на тот момент был Александр Корчинский, также известный в роли директора ОАО «Донецкий мясокомбинат».

В конце 2010 года «Зеонбуд» был переоформлен на нового собственника – им стал кипрский оффшор «Планбридж лимитед». Директором назначается Константин Петренко, при котором «Зеонбуд» получил разрешение Нацсовета на монополию в области трансляции цифрового эфирного телевидения.

В апреле 2011 года, когда бумажная волокита была закончена, директором «Зеонбуда» назначили Виктора Галича.

Виктор Николаевич Галич до этого назначения в течение двух лет руководил ООО «Кейбл ТВ-финансы» (КТВФ), опять таки восходящем к СКМ.

Учредителями КТВФ являются виргинский оффшор «Джек инвест енд трейд лимитед» и ООО «ММДС – Украина». Последняя фирма имеет следующий состав соучредителей: АО «Систем Кепитал Менеджмент» (вошло в состав учредителей в 2008 году), АО «АРС» Игоря Гуменюка (угольная фирма, на которой Ахметов заработал свои первые большие деньги, а потом получил от нее некоторые предприятия), кипрский оффшор «Селфосс Трейдинг Лимитед», и ООО «Парфенон лтд» некоего Антона Парфенюка.

То есть Галич работал в КТВФ именно тогда, когда СКМ официально оформило свое участие в совладельце компании «ММДС-Украина».

Неофициально еще можно добавить: с 2002 года «ММДС-Украина» возглавлял Юрий Мороко, ушедший с поста в 2007 году в связи с избранием народным депутатом от Партии регионов. Это тот самый депутат, который опровергает свою причастность к «Зеонбуду», но хорошо знаком с планами компании по строительству цифровой сети: «Бизнес-структура справится с задачей лучше государства. Она может минимизировать затраты, провести эффективные тендеры и деньги не украдет, потому что это ее инвестиции», – говорил Мороко, известный также законопроектами об упрощении расширения сетей мобильных операторов и внедрении услуги сохранения мобильного номера при смене операторов. Отраслевые аналитики по этому поводу отмечали, что данные законопроекты выгодны компании «Астелит» (ТМ life:)), среди акционеров которой все тот же СКМ. Скажем больше: неофициально Мороко знают на рынке как главного специалиста Ахметова по телекомактивам.

Впрочем, СКМ уже отрицал свою причастность к теме «Зеонбуда». В фирме прикрываются темой о «группе частных инвесторов». Конечно, всегда можно сказать, что Виктор Галич – это просто опытный управленец, которого просто переманили на работу в «Зеонбуд» некие (неахметовские) владельцы кипрского оффшора «Планбридж лимитед».

Но много ли в Украине найдется компаний, которые могут похвастать тем, что сманили к себе на работу управленца из структуры СКМ, не потеряв впоследствии контроль над собственной компанией? И многим ли частным инвесторам под кипрской вывеской государственный «Укрэксимбанк» вот так с бухты-барахты выдает гарантии на 1 миллиард гривен, как он дал «Зеонбуду» под неясные перспективы цифрового долгостроя?..

«Зеонбуд» – «Зеонбудом», а частоты – частотами

В первые же недели после скандального конкурса в Нацсовете уразумели, что перегнули палку. Мало того, что к ним не выстроились очереди «униженных и оскорбленных» с конвертами, так еще и не все победители согласились со своей участью.

Практики массовых отказов от выигранных лицензий пока нет. Видимо, вещатели опасаются: мол, пожалеешь деньги, пускай и немалые, а останешься вообще без эфира. Стоит ли?

Но что-то напряженное происходит. Например, отказалась-таки от выигранных лицензий компания «Глас», связанная с мером Одессы Алексеем Костусевым (Партия регионов). Не выдержала груза цифровых инвестиций и новоград-волынская студия «Калина».

Надо сказать, что не успел завершиться конкурс, как Нацсовет заявил о том, что вскоре состоится повторный. Заявление прозвучало с намеком на выполнение неких условий.

Вслух речь шла об объединении нескольких местных компаний, причем в пример ставилась «РАИ» (объединение семи местных вещателей в Ивано-Франковской области), хотя как должно вещать объединение и работать структура, включающая предприятия разных форм собственности – никому не ясно. В тишине кабинетов звучали иные условия, связанные с информационной политикой местных вещателей во время грядущих парламентских выборов.

 

Кому все это надо?

А теперь немного информации к размышлению: доля эфирного телевидения с каждым годом падает. Сначала темпы падения были 6 – 8 %, сейчас они снизились до 3 – 4% в год. Уже сейчас доля эфира, от советских почти 100%, сократилась вдвое. Остальной рынок это кабель (30%) и спутник (16 – 18%). Но если цифры проникновения кабеля стабилизировались, а спутника практически стабилизировались, то как раз цифры проникновения интернета растут как на дрожжах.

«Укртелеком» и «Киевстар» заявили о глобальных претензиях на IPTV, по крайней мере в Киеве данную технологию тестируют даже не самые крупные провайдеры.

Вопрос на засыпку: зачем нужен дорогой эфир, если за эти деньги можно обкрутить Украину кабелем и обеспечить WiFi-доступом? Вопрос звучит фантастически только до тех пор, пока в быту украинцев компьютер не займет место телевизора. Казалось бы, есть контент, есть дешевый транспорт (спутник, интернет). Значит, адью, «Зеонбуд».

Но все эти разговоры интересны лишь тогда, когда мы понимаем, что живем в обществе, где действуют законы рыночной гравитации, а не тоталитарного нагиба.

Однако история о дерибане цифрового эфира – это история о том, что технический прогресс этой власти не указ. Зачистка эфирной цифры – только начало, поскольку эфир пусть и не перспективный, но сегодня самый мощный вид транспортировки телесигнала. И – немаловажно – бесплатный для зрителей. Следующие шаги могут быть сделаны в кабеле – и история об отключении даже не особо оппозиционных, а просто непровластных телекомпаний в Харькове и Одессе из-за якобы хозяйственных конфликтов с кабельными провайдерами, лишь репетиция будущего. После кабельщиков государство поищет, как обеспечить лояльность спутниковых операторов. А закон об общественной морали, успешно прошедший первое чтение в парламенте, по судам обеспечит молчанье интернета. Так что, каким будет будущее медиарынка, зависит от того, хватит ли ему сил отстоять кусок независимой транспортной системы, или он, как всегда, отказавшись от борьбы, на мягких лапах пойдет договариваться с властью, чтобы играть на ее условиях.

 

Леся Ганжа, Юрий Николов, «Наші Гроші»